Достать из архива

Знаменитый итальянский фотодокументалист и архиватор Грациано Аричи представил в Новосибирске  выставку  «Венеция. Мировая культура в лицах», которая была приурочена к фестивалю итальянских фильмов в кинотеатре «Победа».

Выставка разделена на две части. Одна из них посвящена архивным снимкам разных лет, на которых запечатлена «сладкая венецианская жизнь» — модные показы, кинофестивали, светские приемы. Эту уникальную фотоколлекцию сеньор Аричи  собирает уже более сорока лет: еще в молодости он стал ходить по городским ателье  и агентствам, где пылились негативы фоторепортеров и папарацци, которые снимали королевских особ, кинозвезд, художников, поэтов, музыкантов и политиков. Жан Кокто, Уинстон Черчилль, Грейс Келли, Софи Лорен, Бриджит Бардо, королева Елизавета — это герои черно-белой части экспозиции. Ее вторая часть представляет фотографии самого Грациано Аричи и рассказывает о повседневной Венеции, которая, по словам автора, похожа на архитектурный музей и совершенно непригодна для жизни.

«Представляете, мой город  стал аттракционом, как Диснайленд, — рассказывает Грациано. — Во времена моей юности  там проживало  170 000 жителей, а сейчас всего 50 000. И половине из них уже за 80! Остальные — туристы.  В этом году их было сорок миллионов, а через три года ожидается шестьдесят. Ребенком я бегал на площадь Сан-Марко, чтобы просто встретиться с друзьями, но сегодня туда не пойдет гулять ни один житель Венеции.   У нас не стало обычных, не туристических магазинов. Да у нас даже мясника нет!»

Возможно, поэтому Грациано уже несколько лет не живет в Венеции, много путешествует, не прекращая фотографировать ни на минуту. «Последнее время я вообще снимаю на телефон, — говорит маэстро. —  Шедевр создается с помощью трех инструментов — головы, глаз и сердца. А уже потом можете пользоваться любым гаджетом и любыми фильтрами для обработки. Важно при этом оставаться свободным. Вот, к примеру, пару лет назад я сделал панорамную выставку, посвященную Ван Гогу. Но она была не про его картины, а про его  жизнь. Вернее, я создал несколько фотографий с участием наших современников, которые бы показали положение непонятого художника  в мире — через фигуры, свет, лица, пространство.  И вот именно тогда я  написал на своем сайте, что хочу быть свободен и делать то, что хочу. Мой девиз: авантюра, утопия и визуальный романтизм!»

На вопросы о своей дружбе с известными людьми Грациано улыбается и отвечает, что он уже и сам звезда, и не он ищет именитых героев для своих портретов, а они сами к нему просятся. А начинались его знакомства очень просто: каким-то удивительным образом без знания языка ему всегда удавалось установить визуальный контакт с человеком, и тогда уже не важна была ни охрана, ни какая-то звездная недоступность. «Я всегда чувствую, как между мной и моими будущими героями образуется некая атмосфера и возникает симпатия, — поясняет Грациано. — Например, когда я делал фото известного американского художника Джима Дайна, он находился в депрессии. Мы пробыли в Венеции всего пару часов, и вдруг ему позвонила жена, спросить как дела.  А он ответил, мол, такое впечатление, что мы с Аричи всю жизнь знакомы. Вообще же знаменитости все очень разные, порой они очень заняты, порой находятся в нервных состояниях или даже в запое, как Хемингуэй. Кстати, однажды произошла и вовсе мистическая история. Это был один из моих самых любимых портретов, но и самая тяжелая съемка.  Мы приехали в студию с писателем  Гарольдом Бродки, это, скажем так, американский Марсель Пруст. По-голливудски красивый, высокий, в джинсовой рубашке и в ковбойской шляпе. Он садится на стул, опускает голову, берется за шляпу… И я чувствую физически, что от него исходит какая-то волна, да такая, что у меня аж мурашки на спине пошли!  Вдруг он мне говорит, мол, это последний раз, когда ты меня фотографируешь, потому что ты у меня душу забрал. Мы отсняли материал, он оставил мне автограф-посвящение и уехал домой.  И уже в Америке он узнал, что у него СПИД. Вот тогда я понял, что означала эта странная волна и его слова».

Пробыв в нашем городе всего несколько дней, Аричи сделал более 700 снимков. «Я хочу, находясь здесь, понять людей, — рассказывает фотограф. — Специальную выставку о Новосибирске я делать не буду, но эти кадры войдут в серию «Восток»: я готовлю ее уже не один месяц и она рассказывает о странах бывшего соцлагеря.  Одновременно я провожу такую же большую работу о западных странах, в том числе и об Америке.  Затем  я перемешаю фотографии и устрою большую презентацию в каком-то едином пространстве.  Я хочу показать зрителям, что мы все одинаковые, вне зависимости от города, денег, расы и положения.  Для меня это, пожалуй, самое большое счастье — объединить людей».

текст : Лариса Посевкина, фото : Александр Брежнев