Город с подтвержденным званием

Мы так привыкли называть наш город столицей Сибири, что и не задумываемся, насколько правомерно это звание. Об этом задумался Александр Зырянов в своей очередной колонке.

Всем городам хочется быть столицей. Как всем мальчикам — героями, а девочкам — принцессами. Некоторые города, вырастая, становятся просто хорошими тружениками или интересными личностями, а некоторые так и продолжают стремиться к тому, чтобы стать. Или делают вид, что уже стали. Вечный вопрос выбора «быть или казаться» для городов так же актуален, как для людей. Каждый выбирает по себе. Недавно мне на глаза попалась видеозапись, где военный, делая доклад старшему по званию, перепутал чины и назвал того… скажем, генералом вместо полковника. Меня поразила молниеносная реакция принимающего доклад: он отнял руку от козырька и даже отошел в сторону, предельно четко давая понять, что не принимает неподтвержденного звания.


Столица — это звание подтверждаемое. Если город интенсивно растет, притягивает к себе талантливых и предприимчивых людей, умеет выслушивать и принимать разные мнения и оказывает значимое влияние на жизнь других городов и страны, то он имеет право его носить. Если же он теряет «странных» людей, не терпим к инакомыслию и дискуссии, его не учитывают в приоритетных процессах развития страны, то он — провинция, даже если стремительно прирастает людьми. Прирост населения может происходить по разным причинам. Вспомните, например, аэропорты, в которых сутками задерживаются рейсы на вылет. Или лагеря беженцев в маленьких поселках Европы: людей много, но заняться им нечем, для них нет работы, нет дома, нет будущего. Наверное, вот это — наличие будущего — тоже один из важных признаков столицы. Новосибирск, долгие годы носивший неофициальное звание центра Сибири именно потому, что рос, притягивал, дискутировал, влиял, в последнее время стал активно задумываться: а столица ли он? В этом нет ничего страшного, даже наоборот. Это кризис среднего возраста, попытка самому себе честно ответить на вопрос «Вот я вырос, и что?». Без этого невозможно движение дальше. Вернее, возможно, но оно будет лишено энергии и силы притяжения. На мой взгляд, Новосибирск по-прежнему город, имеющий право называться столичным городом. И первое тому подтверждение — разнообразие мнений и гражданская активность, которая заключается не только в общественных дискуссиях, митингах и провокационных выступлениях в СМИ. Его гражданская активность выражается в большом количестве общественных организаций и сильном добровольческом движении. В предпринимательстве и инвестиционных инициативах: люди хотят развивать то место, где живут. Причем все чаще и чаще инвестиционные инициативы касаются как раз создания условий для технологичных конечных продуктов с высоким экспортным потенциалом. Это значит, что их инициаторы предусматривают здесь, в Новосибирске, наличие умных людей (иначе откуда взяться технологиям?) и хотят оказывать влияние на мир (экспорт — это, несомненно, влияние). Те же особенности прослеживаются и в социальных проектах: город ищет новые способы организации инфраструктуры, общественных пространств, спорта, искусства, образования, досуга. Новосибирск — неуспокоенный город. Причем именно в своей сути, а не в позиции власти. Есть множество городов, в которых власть становится инициатором преобразований. Наш город так и создавался: его инициировали извне, решением державы. Но в современном Новосибирске энергия развития заложена в самих людях (а это не такое уж частое явление не только в России, но и в мире). Это та самая сила, которая когда-то создавала города-государства, та сила, без которой невозможно себе представить «столичность». У города-гражданина всегда есть будущее. Именно потому, что он сам лично за него отвечает. Это позиция взрослая. Позиция созидателя. Позиция победителя. Героя, которым мечтают стать, но не всегда становятся мальчики. Позиция столицы. С подтвержденным званием.