Идеаломания

 

Совладелица сети центров семейной медицины и по совместительству колумнист ДУ Наталья Сухарева рассуждает о пользе и вреде перфекционизма. Так ли хорош бескомпромиссный лозунг «Быстрее! Выше! Сильнее!» или стоит выбрать более гармоничный девиз? 

 

Мама внимательно читает мое сочинение, за которое я уже получила пятерку. 

— Ты могла бы и лучше. 

— Но мама, мне поставили пять! 

— Да, но твой уровень выше. Я бы тебе пять не поставила. 

 

Когда я начинала писать эту статью, то сама не заметила, как вместо того, чтобы получать удовольствие от творческого процесса, я стала думать, как сделать больше, чем на пять. 

 

Через несколько минут желание писать улетучилось. В Apple Watch пришли уведомления с корпоративного портала, и я полезла их читать, неосознанно убегая от необходимости написать идеально. Не просто лучше других, но и лучше себя. А ведь еще вчера я так радовалась возможности выключиться из рабочего ритма и посвятить пару часов творчеству. 

 

Вот так мы убиваем любовь к жизни и к тому, что мы делаем. Так мы превращаем хобби и работу в гонку за результатами. Так мы перестаем жить и включаемся в бесконечный процесс улучшений.  

 

Почему мы не можем остановить свое улучшательство? Почему вступаем в эту борьбу по преодолению себя? Ведь идеал — он по определению недостижим. 

 

Конечно, начало идеаломании лежит в семейной системе. Родители, которые хотели видеть нас успешными, настойчиво не давали успокаиваться на достигнутом. Это сейчас модно желать детям счастья, а тогда главным было «хорошо устроиться в жизни». «Быстрее, выше, сильнее» — девиз того времени. 

 

Сейчас ситуацию усугубляют соцсети, в которых успех и позитив — основной ингредиент. Кто-то хочет хотя бы казаться крутым и классным, кто-то бережет подписчиков от суровой реальности, кто-то понимает, что люди хотят читать только позитив и хайп, все остальное снижает рейтинги. Невыплаченная ипотека, усталость от материнства, депрессия и заедание проблем — все это остается по ту сторону кадра, а мы оказываемся окружены сотнями тысяч идеальных картинок. 

 

А еще нам кажется, что, если мы не будем улучшать себя раз за разом, если не будем требовать от себя большего, то просто остановимся в развитии, опустим руки, скатимся до какого-то ужасного состояния. У каждого свой потенциальный ад: кто-то боится спиться, кто-то — стать отъявленным циником и пофигистом, кто-то — начать есть без остановки и растолстеть, кто-то — бросить работу и стать «никем». Мозг часто видит только крайние варианты и опускает еще 80% разнообразных возможностей, которые лежат между «быть никчемным» и «быть идеальным». 

 

Крайности — это всегда легко и понятно. А середина — это баланс, который сложно удерживать. Помню, когда пела в школьном хоре, перепробовала все партии — от второго альта до первого сопрано (диапазон голоса позволял). Мне нравилось петь в двух крайних. Там всегда было проще. Они ярче и заметнее. А в средних и партии — средние, фоновые, «держать» их сложно, часто сбиваешься на соседние. И я тихо ненавидела свое второе сопрано, куда меня обычно определяли. 

 

Мы цепляемся за идею быть «лучше и сильнее», потому что никак не примиримся с мыслью, что навсегда останемся неидеальными и уязвимыми… Пока есть надежда, что идеальность возможна, мы верим, стремимся и злимся на себя, когда не соответствуем.  

Нам так хочется стать самыми-самыми, ведь кажется, что именно тогда нас обязательно полюбят. А еще идеальность — это про всесильность. Кажется, если достигнешь идеала, то станет безопасно и комфортно. И больше никто не сможет тебя обидеть. 

 

Идеаломания двигает нас, не давая остановиться и задуматься, а что за идеалы стали нашей путеводной звездой? Где-то внутри себя мы, возможно, боимся обнаружить, что живем не своей жизнью, а строить свою неизвестно как – мы не уверены в том, чего хотим, и не знаем, где взять на это энергию. 

 

Но мы забываем одну вещь: мы больше не дети. У нас уже есть понимание, что нам подходит, а что нет. У нас есть ценности (даже если они неосознанные, они точно есть). И если мы перестанем требовать от себя невозможного, то мы не расслабимся до состояния «не буду ничего делать». А даже если и расслабимся, то ненадолго, ведь нам нужно на что-то жить и кормить семью.  

 

Мы уже имеем структуру личности, внешнюю и внутреннюю мотивацию и способность осознавать, находить решения и воплощать их в жизнь. Мы умеем адекватно сравнивать, радоваться достигнутому, устанавливать свои правила и грамотно использовать свою уникальность. 

Взрослость — это не только про ответственность, это еще и про возможности. В том числе управлять собой и выбирать другие ориентиры.