ЛУЧЕЗАРНА и прекрасна

Актриса Лучия Машино — почетный гость IV Российско-итальянского кинофестиваля (RIFF), недавно прошедшего в «Победе», — оказалась универсальной собеседницей. Так что наше интервью не ограничилось одними лишь кинематографическими вопросами.

Фильм Франчески Коменчини «Самая сильная любовь на земле», в котором Лучия сыграла главную роль, посвящен теме расставания. Самая сильная любовь ее героини Клаудии — в фазе распада: избранник нашел более юную музу, однако «женщина на грани нервного срыва» не желает мириться с крахом личного счастья и продолжает бороться «за двоих».
— Лучия, чем вы вдохновлялись, создавая образсвоей героини?
— Мы много говорили о ней с режиссером, важную роль в создании образа также сыграли костюмы, макияж. Мы решили, что Клаудия будет красивой, но, несмотря на свой женственный стиль, она, скорее, воин — по жизни и в отношениях. Неслучайно название фильма первоначально было «В сражении».
— То есть героиня, находясь в столь сложном периоде, продолжает сражаться?
— Да, она не хочет сдаваться, хотя почти разрушена. Она верит, что это великая любовь для них обоих, что не все еще кончено. И в некоторой степени я согласна с ее позицией:
главный герой тоже не завершил эти отношения. В итоге название картины трансформировалось в «Любовь, которая не может находиться на земле»: их чувство действительно не может найти себе места.
— Кому в первую очередь можно ли назвать его женским?
— Да, можно, но и мужчинам он будет интересен. Картина говорит об очень актуальной, Италии, ситуации: женщины сегодня становятся в некотором смысле сильнее мужчин, обгоняют их. При этом слоган фильма — «Мы хотим быть свободными, но не хотим быть одинокими».
— Название фильма на русский перевели как «Самая сильная любовь на земле». Какая любовь самая сильная для вас: к мужчине, ребенку или, быть может, к своему делу?
— Кажется, что во мне живут два разных человека: у одного сердце открыто, у другого — закрыто. Так вот, когда оно закрыто, все становится серым, мне ничего не нужно — ни дети, ни мужчина, ни работа. Но когда сердце открывается, я чувствую жизнь во всех ее проявлениях, оттенках, вкусах и запахах, я ощущаю, как течет лимфа внутри всех вещей. Каждая деталь становится объемной.
— Какие у вас жанровые предпочтения в кино: как у актрисы и как у простого зрителя?
— Как актрисе мне нравятся комико-драматические фильмы,героям которых можно сопереживать. А еще мне бы хотелось поучаствовать в вестерне, восседать на коне как Клинт Иствуд. Вообще, мне нравятся многие жанры: и тонкие психологические фильмы, и экшены — но только не хорроры! Мои зрительские предпочтения аналогичны: все кроме ужасов. Я слишком их боюсь, а страх — это чувство, в котором я не нуждаюсь.
— Какая у вас была реакция, когда вы узнали о поездке на фестиваль в Сибирь?
— Я сразу побежала в магазин покупать термобелье. Впрочем, вначале я слабо представляла, где расположен Новосибирск, думала, он совсем рядом с Москвой. Потом друзья достали карту, и я ахнула… Но мне, безусловно, интересно оказаться в месте, столь отличном от той обстановки, к которой я привыкла. Тем более что Россия для меня — место особое. Именно вашу страну можно назвать родиной актерского мастерства, и сама я, кстати, обучалась по русскому методу, по Станиславскому.
— На ваш взгляд, много ли общего у итальянских и русских женщин — в плане темперамента, отношения к жизни?
— Пожалуй, между нами больше различий. Русские женщины гораздо сдержаннее, но, быть может, это вулкан под снегом. Ваши эмоции скрыты, спрятаны, а у итальянок что внутри, то и снаружи, они проще себя выражают. Но меня, определенно, завораживает то, как вы умеете переживать все внутри. Мне кажется, это так элегантно…
— Многие русские женщины сегодня помешаны на теме совершенствования внешности. Есть ли подобная идея-фикс у итальянок?
— Я вижу, что ваши женщины очень ухоженные, всегда с макияжем. У вас существует некий культ молодости. В Италии не так, особенно в южной ее части, где женщины довольно жесткие, прямолинейные, и у них нет цели казаться вечно юными.
— В чем, по-вашему, подлинный секрет женской привлекательности, что лично вам позволяет прекрасно выглядеть?
— Главное, чтобы кожа дышала эмоциями. Можно закрываться от других, но не от себя, в противном случае тело даст сбой, начнутся всевозможные тики, пропорции исказятся. Нужно прощать, знать и любить себя. В конечном итоге внешность зависит не от того, какой крем ты наносишь, а от того, какие эмоции испытываешь.

Текст: Екатерина Филиппова. Фото: Александр Брежнев.