Люблю кино, после которого больно

Вышедший недавно в российский прокат, фильм «Бык» попал в топы сразу нескольких кинофестивалей. Главную женскую роль в нем сыграла 24- летняя Стася Милославская, которая рассказала нам про любовь к девяностым, молодость и свободу.

– Стася, что для вас значат 90-е годы, время, в которое разворачиваются события фильма «Бык»?

– Я родилась в 1995-м, и для меня девяностые – это по большей части какието обрывочные воспоминания и картинки. Например, когда на Новый год по телевизору показывают «Легенды Ретро ФМ», и поют Modern Talking (смеется). И еще, конечно, мода, которая сейчас вернулась. У меня два старших двоюродных брата, и я очень часто донашивала за ними вещи, например, куртки, хотя это и была пацанская одежда.

– Вам эстетика девяностых близка?

– Если говорить про одежду, то очень близка. Я обожаю завышенную талию, оверсайз, джинсковки, кроссовки, толстовки, чокеры, интересные солнечные очки. Мне все это почему-то очень близко, хотя я, по сути, и не жила в 90-х. Мне кажется, что эта эпоха — нечто субъективное: для кого-то время тусовок и какой-то легкости, а для кого-то тяжелые времена, когда непонятно, что будет со страной, вокруг безденежье и беспросветность.

– Когда вы увидели сценарий фильма «Бык», сразу захотели сыграть в нем?

– Еще со студенческих времен мне хотелось сыграть героиню с драматичной судьбой, чтобы в ней были надлом и какая-то боль. Когда я прочла сценарий, то ни секунды не раздумывала и ужасно захотела сделать так, чтобы эта роль стала моей, а не чьей-то еще. Именно с такой мыслью я и пошла к нашему режиссеру Боре Акопову.

– Вы знаете, сколько еще актрис пробовались вместе с вами на главную роль в этом фильме?

– Не знаю. Меня вообще мало волнует конкуренция и все такое.

– Но почему? Как актерская профессия возможна без конкуренции?

– Я не стараюсь добиться всего любой ценой. Мое от меня не уйдет – по такому принципу я живу, поэтому достаточно хладнокровно отношусь к ситуациям, когда мы не сошлись с режиссером, и он предпочел кого-то другого. Да, иногда это немного неприятно, особенно если тебе очень нравится история, но я стараюсь быстро такие эмоции отпускать. Потому что, повторюсь, живу по принципу «мое от меня не уйдет», а свое я никому не отдам!

– Что, на ваш взгляд, важнее в актерской судьбе – талант или везение?

– Важна совокупность – оказаться в нужное время в нужном месте, при этом обладая теми данными, которые необходимы режиссеру.

– Какие сложности у вас были в работе над ролью?

– Были сцены, которые не получались, и не вошли в финальный монтаж. Мы никак не могли поймать их правильную тональность, поэтому было тяжело. Помню, что с позором уехала с площадки: все поехали в гостиницу, в Тверь, а я попросила отвезти меня на вокзал и вернулась на электричке обратно в Москву, потому что понимала, что не смогу вечером смотреть в глаза режиссеру и всей группе, которые столько часов потратили на площадке, а в итоге ничего не вышло.

– А физически на съемках было тяжело?

– Пожалуй, физическая сторона и была самой тяжелой – весна, холод, все в грязи и слякоти. Но при этом было весело, очень весело. Вокруг были молодые ребята, и все было пропитано энергией молодости и драйва, мы работали не ради денег, а для того, чтобы сделать классное кино. Такая атмосфера компенсировала и весь этот холод, и слякоть, и все остальное.

– Как вы чаще всего проводите свое свободное время?

– Я домосед. И еще, если честно, очень люблю спать. Домашние посиделки для меня – номер один в рейтинге. Я всегда предпочту дом тому, чтобы в ночи куда-то врываться. Хотя такое тоже бывает, раз в несколько месяцев – в этом вся ценность и прелесть происходящего – мы можем с девочками пойти куда-то потанцевать, можем где-то сесть и красиво поужинать, но чаще всего собираемся дома в пижамах, заказываем что-то вкусное и смотрим сериалы.

– Какое кино вы любите смотреть?

– Я люблю кино, после которого больно. Необязательно, чтобы это был фильм, например, Балабанова или Звягинцева. Он может быть, на первый взгляд, веселым и легким, жанровым, даже мюзиклом. Но если после него мне больно и остается какое-то послевкусие, значит эта история имеет для меня вес. Хотя, замечу, я люблю страдать только после просмотра фильма или прочтения книги, а не в жизни!

– Вы любите ходить в театр как зритель?

– Так сложилось, что самый посещаемый мной театр за последние несколько лет – это Гоголь-центр. Я очень люблю это место. Во-первых, меня окружают люди, которые там работают: мои друзья, мои соседи, и мне просто нравится атмосфера, которая там царит. Ты приходишь, и тебя сразу – так хоп – подхватывает энергия молодости, я эту энергию очень люблю. И та свобода, которая там есть, мне тоже очень-очень нравится.

– У вас есть любимая актриса?

– Их много, на самом деле. Мне нравятся Натали Портман, Кира Найтли, Марион Котияр, нравится Николь Кидман, такая, какая она сейчас, и то, как ей идут годы, как они ее красят. Хотелось бы, конечно, выглядеть в ее возрасте так же.

– Вы уже боитесь старения?

– Пока нет. Вообще нет. Думаю, мне это грозит в последнюю очередь, потому что мне сейчас 24, а все дают 16. Кажется, у меня есть запас времени, и неплохой (смеется).

Интервью: Наталья Мурадова Фотографии Наташи Думко для специального проекта КиноПоиска