Первая в хоре

Главный хормейстер Театра музыкальной комедии, заслуженная артистка России, лауреат премии «За заслуги перед Новосибирской областью», а еще светская красавица и подлинная икона стиля Татьяна Горбенко всегда следует простым правилам — в моде и не только: знать, что тебе идет, не падать духом и быть в струне.

— Татьяна Евгеньевна, как вы проводите лето?  

— Я совсем недавно пошла в отпуск, поэтому ощутить, что могу наконец отдохнуть, пока не получается. Стало больше времени — занимаюсь по хозяйству, по дому. Июль проведу с друзьями на природе, в августе поеду в санаторий. А 28 августа вернусь на работу в театр. Мы приступим к повторению всего репертуара — будем вспоминать то, что забыли за лето, и затем начнем репетировать новый спектакль — классическую оперетту Иоганна Штрауса «Ночь в Венеции». 

 

— Должность главного хормейстера предполагает работу за кулисами, за кадром. Вам с вашей яркой внешностью, чувством стиля никогда не хотелось выйти на авансцену? 

— Этот вопрос мне задавали, наверное, с того момента, когда я пришла на работу в Театр музыкальной комедии. Мое место действительно за кулисами, и я от этого никогда не страдала: и без того хватало внимания. Мы — главный дирижер, главный хормейстер, балетмействер и художественный руководитель театра — выходим на сцену в начале сезона, чтобы представить коллектив, а также после каждой премьеры, и этого достаточно. Хотя покойный главный режиссер Анатолий Яковлевич Мовчан хотел попробовать меня на сольные партии в «Сильве» и «Веселой вдвое» — ему казалось, что моя статность соответствовала этим ролям. На что я отвечала: каждому свое. Лучше быть первой и лучшей в хоре, чем плохой или даже просто средней солисткой. 

— Что самое важное и сложное в вашей профессии?  

— Должна вам сказать, это очень непростая работа. Я отвечаю за коллектив, и все нарекания, все претензии — ко мне. Это это обидно, это бессонные ночи, нервы. Но нужно держать себя в руках: такова жизнь, и твой творческий путь не может быть полностью выстлан красной ковровой дорожкой — встречаются и ухабы. 

Сегодня я руковожу не просто хоровым коллективом, а коллективом солистов хора, у которых в музыкальном театре большая нагрузка. Наши артисты должны иметь хорошие вокальные данные, память, пластику — в спектаклях огромное количество танцев. И хотя на прослушивании я могу оценить только голос будущего актера, но по фактуре я уже приблизительно представляю, способен ли он все это сделать или нет. И судя по тому, как много солистов театра вышло из хора (сегодня это около 80%), ошибаюсь я редко. 

— Ваш папа (Евгений Павлович Горбенко — главный хормейстер Новосибирского театра оперы и балета с 1945 по 1976 г.г. — прим. ред.) всегда говорил вам держать себя в струне. Что он имел в виду, и получается ли сегодня следовать его совету? 

— Папа полагал, что в любых обстоятельствах — на работе, в семье — нужно держать себя в форме, быть подтянутым, не показывать свое недовольство. Этот принцип настолько прочно отложился у меня в голове, что я и сегодня ему следую. Когда у меня упадническое настроение, я говорю себе: «Таня, соберись. Ты должна быть в струне». 

— Можно ли встретить вас «не в струне» дома или, скажем, на отдыхе? 

Я стараюсь и дома быть в идеальной форме, не принимаю всю эту распущенность, вальяжность. И отпуск не может быть оправданием. Наоборот, нужно быть еще краше —появилось больше времени для ухода за собой. Об этом нужно помнить всегда, ведь годы, к сожалению, идут не назад, а вперед: если ты пустишь все на самотек, в кого тогда превратишься? В старуху, сама того не замечая. А поскольку я все время нахожусь в кругу молодежи, то должна для них быть примером. Я просто не могу себе позволить опуститься, придти в театр непричесанной, без макияжа, маникюра, в плохом настроении. 

 Ваш ежедневный ритуал ухода за собой? 

— Каждое утро я делаю зарядку — для бодрости и стройности, чтобы не расплываться. Ничего сложного, обычная гимнастика, которую мне посоветовал врач лечебной физкультуры. Как бы я себя ни чувствовала, я должна встать, сделать несколько упражнений и держать себя в струне. В косметические салоны не хожу, процедуры не делаю — всем занимаюсь сама. Утром наношу тоник, сыворотку, дневной крем, тон для лица, раз в месяц — легкую маску, и этого достаточно. Просто этим нужно заниматься все время, каждый день, хочешь не хочешь. 

— В юности вы работали манекенщицей в новосибирском Доме моделей. Расскажите об этом опыте? 

— Поскольку моя мама была художником по вышивке и аппликациям в Доме моделей, лет в 12-14 я начала работать манекенщицей — демонстрировать одежду для школьников. У меня даже фотография сохранилась: я с косичками и в платье с красным галстуком. Меня с детства приучали ходить по подиуму, держать осанку, следить за собой, находиться среди модной одежды. В классе все знали, что у Тани всегда самое красивое платье. Из того ассортимента, что предлагал Дом моделей, мама покупала для дочери все самое лучшее. Плюс она сама прекрасно шила: могла за 2-3 дня создать для меня красивую юбочку, кофточку, платье. Что и говорить, я всегда была одета с иголочки. Вот такая у меня была мама — потрясающая. 

— А сегодня вы следите за модой? Что думаете о тех тенденциях, которые она предлагает? 

— Появился огромный выбор одежды. Если раньше в магазинах продавалось два вида брюк — черные и коричневые, то сегодня можно найти брюки разных цветов, узкие, широкие, бриджи. Другой важный момент нынешней моды — квалифицированные продавцы, которые всегда подскажут, какой look вам идет. Например, я не люблю ходить по магазинам — у меня свой определенный стиль, свое направление. Я захожу в любимые бутики Max Mara, Marina Rinaldi, Etro и здесь мне всегда расскажут, что модно и актуально, здесь прекрасно знают, какой у меня размер и что мне идет. А это главное: не следовать слепо за модой, а примерять ее на себя, четко понимать, в чем тебе хорошо, а в чем нет. 

— В таком случае расскажите о своих предпочтениях: в чем вам особенно комфортно, а что вы никогда не станете носить? 

— Я не люблю черный цвет. Возможно, в 16-17 лет и допустимо покупать черные бриджи, шорты, майки. Но с возрастом на первый план должны выходить вещи более теплых, ярких тонов. А из предпочтений: я бы сказала, что мне идут длинные широкие юбки, а также желтые тона и оттенки фуксии. 

— И последний вопрос. Татьяна Евгеньевна, что вас сегодня вдохновляет, чем занято ваше сердце? 

— Конечно, влюбленности стало меньше. Я слишком много видела, прошла за свою жизнь и потому стала спокойнее. Сейчас я люблю свою работу, люблю друзей, общение. И что скрывать, я люблю красиво одеваться.