Приключения в Мадриде

Несколько лет назад я сидела дома недалеко от Рима и должна была писать работу. Вместо этого я сидела в Интернете. Однажды я нашла на eBay аукцион на полупрофессиональный фотоаппарат, о котором давно мечтала. Начальная цена составляла пятую долю от розничной. Через несколько дней, незадолго до окончания аукциона, у фотоаппарата не было ни одного предложения. Это был мой первый аукцион, и мое сердце было готово вырваться из груди, когда я готовилась сделать свою «ставку». Я вбила сумму, задержала дыхание, нажала кнопку «отправить предложение» и закрыла глаза. Когда я снова их открыла, ничего не произошло.

У меня вылетел Интернет! Поэтому я побежала в Интернет-кафе дальше по улице. Я вошла в Интернет, но аукцион уже закончился. А у фотоаппарата так и не было ни одного предложения.

Я не могла забыть о «своем фотоаппарате». Я решила написать продавцу. Он ответил довольно быстро. Сказал, что у него свой магазин электроники в Мадриде, но дела пошли плохо, и теперь он распродает весь свой ассортимент. Звучало очень убедительно. Я ответила, что все еще хочу купить этот фотоаппарат. Хорошо, написал он, с радостью продам. Как насчет того, чтобы отправить ему денежный перевод? Я насторожилась. Денежный перевод? Не самая безопасная идея. Не волнуйся, написал мне продавец, ты можешь отправить деньги с паролем. Он отправит мне фотоаппарат, и когда я его получу, я отправлю ему пароль.

Я приободрилась! Чуть не побежала в ближайший Western Union, размахивая наличными. Я заполнила документы, придумала пароль и пошла к оператору… который сказал мне, что данный офис не предоставляет услугу запароливания перевода. Да, я ее услышала, но все, что я хотела – это получить фотоаппарат, так что я отдала оператору деньги и дала добро на отправление без пароля.

Фотоаппарат я так и не получила. Продавец онемел. Я знала, что меня провели. И я разозлилась. Мне уже не нужен был фотоаппарат. Мне нужна была справедливость. Я пошла в аэропорт и купила билет. Я хотела все конкретизировать. Больше никакой виртуальности.

Прилетев в Мадрид, я нашла нужную улицу и здание. У меня был полный адрес продавца. Здание было большое, но его фамилии не было ни на одной из табличек. Поэтому я решила просто подождать. Мне казалось, я узнаю его, как только увижу. Я разглядывала всех, кто входил и выходил из здания. На некоторых даже смотрела провокационно, чтобы заставить их опустить глаза и, таким образом, признать себя виновным. Наконец, я ушла.

Затем я пошла в ближайший пункт обмена, поговорила с операторами. Они хотели мне помочь, но не могли. Я показала им его фамилию. Может, они его знают? Может, он часто так делает? Безуспешно.

Потом я пошла в полицию. Настолько решительно я была настроена. Они не хотели смеяться мне в лицо, но я чувствовала, что им очень хотелось. Они улыбнулись и пожали плечами, сказав, что ничего не могут сделать. Но ответ «нет» меня не устраивал. Что-то нужно было сделать! Кто же, если не они? Я собиралась найти этого парня, и лучше бы им сотрудничать со мной. Не знаю, как, но я их переубедила. Они сказали мне прийти завтра. Они в деле!

Утром меня познакомили с девушкой-офицером в гражданском. Она напомнила мне нянечку, которая сидела со мной в детстве. Она похлопала меня по плечу, улыбнулась и сказала: «Вамос!» («идем»). Мы поехали в главный офис Western Union в центре Мадрида. Там она объяснила все операторам и дала им его фамилию. Мы решили погулять немного неподалеку, а они дадут нам знать, если подозреваемый объявится. У нас была лишь одна слабая надежда, что если этот парень профессиональный мошенник, то он может прийти и забрать деньги еще раз. Это была бы большая удача. Но, как говорят у нас в Италии, «надежда умирает последней».

И вот я гуляю с представителем закона во имя правосудия. Но часы шли, город пекся под солнцем, и я вдруг поняла, что шансов на то, что этот парень объявится, нет. После полудня офицер предложила перекусить, и я с удовольствием согласилась.

Мы пошли в прохладное кафе, где заказали тортильи и пиво. Спустя какое-то время она спросила, как я себя чувствую. К тому времени моя первоначальная «миссия» — найти мошенника, противостоять ему и, возможно, даже вернуть деньги – превратилась в нечто другое: в приключение, в котором я отстаивала свои права, посмотрела новую страну, поработала под прикрытием, выучила урок, и все это – незапланированно и неожиданно. «Хорошо, что мы пришли сюда, но я не думаю, что мы его найдем, — призналась я на своем испанско-английском. Она улыбнулась и согласилась.

Вернувшись в Италию, я отправила своему другу письма мошенника, и, проанализировав их, он пришел к выводу, что они были вовсе не из Мадрида, а из Румынии.

Анна Маззобель