Свой среди своих

Он знает московские улицы так, словно вырос в этом городе, цитирует русских поэтов и верит в теорию двух половинок. Сербский актер Милош Бикович в жизни оказался романтичным, глубоким и вместе с тем легким и открытым иностранцем с русской душой.

Может, за это его так полюбили российские режиссеры? Впрочем, у него на этот счет есть своя версия. Однако факт остается фактом, точнее, чудом: Никита Михалков пригласил актера на роль белогвардейского офицера Белых в своей знаковой картине «Солнечный удар». Чудо заключалось в том, что Милош всегда мечтал сняться у Михалкова и даже по совету брата собирался написать ему письмо. И хотя письмо актер так и не написал, возможность поработать с Никитой Михалковым судьба ему предоставила. Последующие роли в фильмах «Духless 2» и «Без границ» упрочили его позиции в российском кинематографе. Сейчас Милоша Биковича можно увидеть в роли Павла в комедийном сериале «Отель ‘Элеон» на СТС, кроме того, в этом году у него ожидается еще несколько премьер.

– Всё началось с вашего сотрудничества с Никитой Михалковым в фильме «Солнечный удар», куда вы попали, в том числе благодаря счастливому стечению обстоятельств. В вашей жизни часто бывают такие чудесные совпадения?

– Я думаю, что да. Вопрос в том, насколько мы замечаем их. Правда, иногда они становятся такими очевидными. Кажется, что это действия, продиктованные свыше…

– Сейчас вы параллельно снимаетесь в нескольких проектах. Чем можете объяснить успех сербского актера в России?

– Я тоже задавал себе и другим этот вопрос и из ответов друзей я сделал такой вывод: я достаточно похож на русского, чтобы зритель мог сопереживать и достаточно отличаюсь, чтобы являться немного экзотичным. У меня славянская внешность, но манера поведения европейская. Я знаю русский язык, но говорю с акцентом. Видимо, продюсеры и режиссеры видят в этом что-то (улыбается).

– Когда вы начинали карьеру в России, вас переозвучивали, но сейчас герои говорят вашим голосом. Насколько легко давался русский язык и с чем возникли проблемы?

– Я продолжаю работать над текстами со своим педагогом. Так, в сериале «Отель «Элеон» Павел говорит моим голосом: после утверждения меня на эту роль сербское происхождение приписали и ему. Продюсеры посчитали, что мой акцент не будет минусом для проекта. А вообще изучение русского языка началось ещё в школе. Но тогда я знал его на уровне: «Простите, не подскажете, где остановка». Сейчас моей главной проблемой считаю ударения – вот с ними беда. Знаете, с утра или когда устаю, в речи незаметно для меня проскальзывают сербские слова. А так я практически как русский, только с небольшим акцентом (улыбается).

– В сериале СТС «Отель ‘Элеон» вы играете взбалмошного хозяина роскошного отеля. Как вы оправдывали героя для себя?

– Павел – богатый, избалованный, травмированный жизнью и войной мальчик, но при этом добрый. Мне хотелось показать все его недостатки, но сделать это с любовью. Ведь актеры должны чувствовать не только симпатию, но и критически относиться к своему персонажу, понимать чувства своего подопечного в разных обстоятельствах.

– Во что ввяжется ваш персонаж в третьем сезоне, съёмки которого недавно стартовали в Москве?

– Наконец-то Павел начнет взрослеть и что-то понимать. Он поменяется как внешне, так и внутренне, изменятся даже его шутки. Я, кстати, просил авторов сделать юмор героя более циничным и саркастичным. Конечно, я пытаюсь продвинуть что-то свое, правда, большинство моих шуток остается вне кадра – только для съемочной группы (улыбается).

– Как-то ты сказал, что хотел бы заняться режиссурой. Какие истории мечтаешь воплотить на экране?

– Сейчас есть несколько разработок, но они немножко экспериментальные. Всё-таки не хочется терять контакт со зрителями, поэтому я бы остановился на арт-мейнстриме. Мне нравится утверждение, что зрительское кино не должно отказываться от искусства, а искусство – от зрителей.

– В настоящий момент ты комфортно чувствуешь себя в России?

– Да, но мне в Москве тяжелее, чем в Белграде. Москва – очень динамичный город, где я никак не привыкну к пробкам и к тому, что всё находится далеко. Тут, чтобы просто перейти улицу, нужно потрудиться, а дойти до магазина – целый квест. Москва – обаятельная дама, но с которой непросто ужиться. Зато в России чувствуется свобода и достоинство, которых нет в странах Европы.

– Где тебя можно встретить в Москве?

– В поезде или машине, когда передвигаюсь с одной съёмочной площадки на другую. Порой успеваю куда-нибудь выбраться, но это случается настолько редко, что конкретных мест назвать не могу. Я могу посидеть с друзьями в кафе, и обычно это по работе. Я в принципе работаю с друзьями, которые и являются моими коллегами: в актёрской профессии грань между работой и дружбой неоднозначная.

– А какие московские улицы или достопримечательности особенно любишь?

– Патриаршие пруды, ещё мне очень нравится улица 1905 года. Люди обычно не понимают, почему, но там есть дома, похожие на фавелы в Рио-де-Жанейро. Москвичи думают, что это некрасиво, такой «совок», а я считаю их московским преимуществом. Конечно, существуют Кремль, храм Христа Спасителя, Арбат и много известных и скрытых мест, но есть и такие, за посещение которых в той же Бразилии заплатил бы любой прогрессивный турист. Да, они серые и потрепанные, но интересные и аутентичные. А Парк Горького напоминает мне Барселону.

– Что тебя продолжает удивлять в России?

– Многое. Мне понятны стихи Тютчева: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить». Но больше всего люди, неизмеримая любовь к искусству и способность русского человека говорить «прости, я был не прав».

– Говорят, что сербы и россияне схожи по своему менталитету. А ты как считаешь?

– Это правда. Но что мне нравится, у вас есть редкое качество — вы не можете что-то делать наполовину. Что русский человек думает, сразу видно по лицу – я это уважаю и ценю. Говорят, сербы эмоциональнее. На самом деле мы просто южные, поэтому экспрессивные. Но откровенность и эмоциональность — это разные вещи. Здесь люди открытые, а сербы наоборот: мы не привыкли говорить вслух о своих эмоциях. Мы очень долго были под оккупацией. Мне ваша искренность импонирует – это большая ценность, которую надо беречь.

– А что касается представительниц слабого пола, какой должна быть девушка, чтобы тебя очаровать?

– Перечислять долго, но ни одно из качеств само по себе не будет определяющим. Мне важна личность: симпатичного лица мало, нужно что-то еще из себя представлять. Если уповать на красоту и молодость, то и знакомиться будешь с девушками, которым от тебя нужна только красивая картинка, т.е. деньги. Мне нужна женщина, которой интересно, какие книги я читаю, которая может со мной тусить и шутить, но и помочь мне соблюдать пост, напомнить, что завтра литургия и надо домой, чтобы встать вовремя. А чтобы понравиться женщине глубокой, образованной, интересной – мало одной внешней привлекательности, придется потрудиться. Все девушки, с которыми я встречался, были разными, но они все были личностями. Не верьте советам вроде «Хотите покорить мужчину — красьте губы красной помадой». Умный мужчина никогда не влюбится в красную помаду и никогда не скажет, что макияж — это то, на что он обратил внимание. Женщина не должна быть доступной. Например, мой герой в «Отель ‘Элеон» привык к женскому вниманию, но цепляет его другая — та, которая не покоряется ему в первый же вечер. И я так же считаю: мужчина должен успеть влюбиться, прежде чем вы полностью ему откроетесь. Я могу раскрыть свой потенциал исключительно с девушкой, которая понимает меня, и которую понимаю я. Только так я стану цельным, иначе я просто половина.