Великая иллюзия Нового года

Наш постоянный колумнист Александр Зырянов уверен, что упования на «лучшее, конечно, впереди» не стоят ничего без наших личных усилий. Так что новогоднее загадывание желаний – недостаточный и даже не всегда нужный ритуал. Необязательно сжигать «бумажки с мечтами», театрально ссыпать пепел в шампанское и выпивать этот сакральный «эликсир». Обязательно – знать, чего ты хочешь и куда идешь.

Оказывается, говорят нам социологи, пятая часть россиян не любят новогодней суеты. Всех этих огоньков, подарков, встреч, застолий. Всего этого времени между «сегодня», в котором никогда не бывает всё идеально, и «завтра», в котором, конечно, тоже не будет все идеально, но вот в эти десять дней нам неизбежно хочется, чтобы было.

Человечество не так уж оригинально в своих желаниях: оно веками мечтает о здоровье, достатке, любви, семейном уюте, о силе и о победах… о том, что будет мир, чистая вода, урожай, умные мысли, добрые порывы. О том, что молодость не пройдет, а уж если и пройдет, то станет мудрой, спокойной и достойной старостью. О том, что достаточно просто выбрать правильное место на берегу, и по реке обязательно проплывет тело врага, а вместе с ним все ошибки, невзгоды и неприятности, а на правильно выбранной улице обязательно перевернется твой грузовик с пряниками и приземлиться (вдруг!) твой голубой вертолет.

Никто никогда не думает при этом, откуда и куда плывет тот враг, едет тот грузовик, летит тот вертолет. А ведь они, конечно, следуют откуда-то и куда-то.

Откуда-то и куда-то следуют наши здоровье, достаток, уют, наша любовь, наши победы. А мы просто ждем на берегу.

Так? Нет, не так.

Это мы движемся, и иногда наш путь пересекается со сбывшимися надеждами, а иногда пресекается с обрушившимися планами. Но мы продолжаем идти. И наш путь, в отличие от маршрута голубого вертолета, более- менее понятен. Мы идем из своего детства, где однажды увидели среди елочных огней и гирлянд маяки наших будущих достижений и не смогли не двинуться в путь. Нас никто не предупреждал, что будет, скажем так, очень разнообразно. Но был обязательно кто-то, кто сказал: «Ты справишься!» Когда будет не получаться, когда не сбудется, когда не прилетит, или, наоборот, когда прилетит – ты справишься. И в этом был основной источник силы и основная правда: справишься только ты.

Ничего не придет само по себе, потому что, как говорят философы, природа не терпит пустоты и всё из чего-нибудь возникает и во что-нибудь переходит. Из недочитанных книг появляются ошибки и огорчения, из несдержанных слов – враги, из несказанных слов – одиночество, из отложенных дел – запруды и заторы, которые не дают этой самой реке течь.

Великая иллюзия Нового года состоит в том, что нам кажется: стоит лишь чего-то очень захотеть (желательно захотеть это под звон курантов), и оно обязательно сбудется. Нам кажется, что в детстве все происходило именно так.

Нет, не так.

В детстве мы не загадывали желание. Мы увидели среди елочных огоньков те самые маяки своих будущих достижений и – пошли. Мы – пошли. Мы не сели под елочкой ждать, пока проплывет, прилетит и перевернется. Мы надели железные башмаки, взяли в руки волшебный клубок и пошли за тридевять земель в тридесятое царство за… ну, это уж каждый пошел за тем, что ему увиделось.

Ни в одной детской сказке нет истории про то, как кто-то делал ничего и у него всё получилось лучше некуда. Даже Емеля с Ильей Муромцем встали со своих печей, чтобы, наконец, что-то произошло.

Я думаю, что та пятая часть людей не любит новогоднюю иллюзию именно потому, что вот мечтаешь десять дней, мечтаешь, а в ответ – ничего. Ну, или бледное подобие великой мечты. А есть где-то пятая часть, которая видит маяки и знает, что справится. И начинает путь. А есть те, кто наряжает елку, чтобы эти маяки появились среди огней. И говорят: «Ты справишься!» И есть, конечно, те, кто понимает, что эти десять дней – лишь привал на пути. Когда можно немного передохнуть, посмотреть на огонь, послушать песни и истории, обнять женщину, поиграть с ребенком, выслушать старика, погладить собаку, поймать на ладонь снежинку и дать себе время разглядеть, как прекрасны и неповторимы ее лучи.

Это время, когда жизнь концентрируется в самом лучшем своем проявлении, ради чего, собственно, и затеваются все эти истории и начинаются все эти пути. Потому что для того, чтобы справляться нужна сила жизни, которую можно почувствовать только в том случае, если ты здесь и сейчас. И мир – здесь и сейчас. А всё, что будет проплывать, прилетать и переворачиваться – это будет потом, когда после привала наступит время продолжать свой путь.

И, мне кажется, в каждом пути эти остановки очень важны. Они помогают двигаться не в бесконечности, а в уверенности, что обязательно, стоит еще немного посправляться, пусть ненадолго, всего на десять дней, но тебе будет покой и очаг… и кров, и рука, и песня, и друг, и собака, и возможность убедиться, что на елке всё еще ярко светят среди огоньков твои мечты и цели.

Главное – двигаться! И хорошо, что социологи любопытствуют, считают и определяют. С их помощью наше движение становиться всё-таки чуть более осмысленным, хотя, конечно, никто из них не сможет ответить на вопрос, как именно мы справляемся, почему мы видим эти маяки, откуда в голову приходят мечты, куда плывет враг, летит вертолет и едет грузовик.

Хорошего вам привала!