Высокий полет . Мария Ляпустина.

МАРИЯ ЛЯПУСТИНА, второй пилот МИ-8, авиакомпания «Ельцовка»

ИЗ БАНКА В НЕБО

Мой путь в авиацию был несовсем стандартным. Я с юных лет мечтала бороздить небесные просторы. Но после школы не была уверена, что смогу попасть в летное училище, поэтому
выбрала НГУ, затем работала в банке. Однако, несмотря на то, что карьера складывалась удачно, в какой-то момент я поняла, что занимаюсь совсем не тем делом, которому хотела бы посвятить жизнь. И решила осуществить свою мечту. В Омский летно-технический колледж я поступила в 21 год — это было осознанное, взвешенное решение. Моих однокурсников условно можно было разделить на три категории: одни, как и я, пошли за мечтой, вторые — за хорошей зарплатой, а для третьих авиация —семейная традиция. Но таких мечтателей, как я, было больше, ведь небо притягивает и заставляет упорно двигаться к цели. Это был только второй год, когда в Омске стали набирать девушек. За год до этого был первый опыт — приняли двух девушек, на моем курсе было уже 9. Это меньше 10 процентов от общего числа студентов, тем желаннее было туда попасть. Самым большим стрессом при поступлении была медкомиссия. Необходимо идеальное здоровье, так что именно на этом этапе отсеивалась значительная часть абитуриентов — процентов 70. Но, по сравнению с тем, что рассказывали летчики, учившиеся в советское время, нам было гораздо проще — будущих космонавтов в нас уже не видели. Учеба длилась три года и состояла из теоретиче-
ской и практической части. Именно в ней сейчас истоит самая большая проблема в нашем учебном заведении: дефицит финансирования приводит к тому, что многие выпускники довольно долго ждут возможности закончить практическую часть.

ЛЕТАЮЩИЙ СЛОНИК

Ми-8 — самый массовый вертолет в мире, такая рабочая лошадка, которую можно встретить везде — в Африке, Китае, да хоть в Новой Зеландии. Соответственно, и с работой проблем не возникает, учитывая, что Омский летно-технический — единственное учебное заведение, готовящее гражданских пилотов Ми-8. Но самый большой объем работы — это север: Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский АО, север Томской области, Красноярский край. У Ми-8 огромные возможности — все зависит от конкретного заказчика, но, конечно, вся наша работа так или иначе связана с людьми. Например, часто возим нефтяников с сопровождающими грузами. Практика в училище начинается с легких, маневренных
вертолетов, таких как Bell-407 или Eurocopter AS350. Они позволяют получить всю гамму чувств и новых впечатлений от ранее неизвестного тебе ощущения полета. А потом осваи-
ваешь Ми-8 — и это такой летающий слоник, к которому нужно привыкнуть и делать все максимально плавно и нежно. В мой первый полет инструктор полностью передавал мне управление, что вызвало у меня шквал эмоций. Я бы сама себе в тот момент не доверила управлять вертолетом, а он — спокойно, за что я ему безмерно благодарна «Ну что ты удивляешься? Тебе же все равно придется это делать», — сказал он мне. На Eurocopter можно совершать маневры которые не разрешены на большом вертолете, поэтому по
ощущениям тот первый полет я могу сравнить с тем захватывающим дух моментом, когда в детстве впервые прокатилась на карусели. К сожалению, пережить эти эмоции вновь мне
не удалось, организм привык довольно быстро. Инженеры-конструкторы, проектировавшие Ми-8, сделали все, чтобы управлять вертолетом было максимально легко. Но, как и с любой сложной техникой, нужен опыт, чтобы полет был для тебя не только работой, но и удовольствием.

В ЕДИНСТВЕННОМ ЧИСЛЕ

На данный момент в авиакомпании «Ельцовка» я единственная девушка-пилот. Каких-то особых проблем или негатива я не встречала: для всех это интересный опыт и шаг в будущее. Я понимаю, что за мной захотят прийти другие жаждущие летать девушки и от того, какое впечатление я произведу, многое зависит. Поэтому стараюсь не ударить в
грязь лицом. Я не люблю фразу «Ну я же девочка». Мне, конечно, нравится быть девушкой, но я прекрасно знала, на что шла. На работе я в первую очередь пилот, и смотреть на меня должны с точки зрения профессиональной подготовленности. Если же при этом смотреть на меня еще и приятно, то это просто замечательно. Какая теперь у меня мечта? Ответить на этот вопрос довольно сложно. Сейчас у меня уже не мечта, а цель. Я встречала несколько летчиков, про которых хочется сказать: они с вертолетом единое целое, и то, как они пилотируют, просто завораживает. Наверное, моя ближайшая цель — добиться такого же мастерства, и я сделаю все, чтобы мне это удалось.

Текст : Ирина Ковыляева, Фото : Александр Брежнев