Художественная реальность

Цифровая эра открывает перед художником новые способы самовыражения. Современные творцы создают свои арт-объекты, опираясь на классическую традицию с одной стороны и вооружившись достижениями технической революции с другой. Мы поговорили с одним из ярких представителей цифрового искусства — новосибирским художником Игорем Вечерским. Он рассказал об архетипических образах в цифровой живописи, нордической ментальности и постоянном поиске себя. 

— Игорь, скажите, как правильнее назвать направление, которым вы занимаетесь? Корректно ли определение «цифровая живопись»? 

— Да, верно, это цифровая живопись, цифровое искусство. Если говорить более конкретно, я использую технику коллажа: создаю свои полотна как компиляции из большого количества фотографий. Это скрупулезный, по-настоящему ювелирный процесс. Я фотографирую модель, а остальное — фон вокруг нее, всю атрибутику, технологические детали — составляю из маленьких кусочков других своих фоторабот. Мое основное творческое направление — эротический коллаж, кроме того, я занимаюсь абстракцией. Абстракции тоже имеют фотографическую основу, с которой я работаю в графических редакторах. Подчеркну, что свои картины я печатаю на разных материалах — от традиционного холста до стальных пластин. 

 Какие еще материалы используете? 

 Натуральную кожу, обожженное дерево, корабельную фанеру... Дело не только в желании экспериментировать с разными фактурами: выбор того или иного материала имеет особый смысл, дополняющий общее настроение картины. Можно сказать, что основа, на которой печатается работа, является гармоничным продолжением художественного замысла. Так, серия о будущем напечатала на стали под стеклом — материале, воплощающем идею высоких технологий. Серия о кораблекрушении — на корабельной фанере; о единстве с природой — на коже; об ангеле, который перевоплощается в демона, — на обожженном дереве. Конечно, я использую и холсты — как универсальную базу. 

— Как изображение переносится на столь разнохарактерные материалы? 

— Применяется ультрафиолетовая печать, либо латексная — в случае с холстом. В принципе я могу перенести картины практически на любую поверхность, будь то ткань или глянцевый фасад кухни. Если человек добавить стильный акцент интерьеру, такой запрос вполне осуществим. А благодаря авторской коллекции одежды с художественными принтами можно внести разнообразие в свой гардероб. 

— Как меняется сама картина в зависимости от материала?  

— Влияние, определенно, есть. К примеру, если я работаю с обожженным деревом или сталью, то делаю картину с полями, чтобы материал был виден. Такое обрамление вносит новый нюанс в работу  она начинает выглядеть иначе. Если речь идет о картинахпосвященных природной тематике или прошлым эпохам, логичнее использовать древесную основу или холст. А когда я занимаюсь картинами, обращенными в будущее, «техносюжетами», то применяю гладкие материалы — например, сталь, позволяющую максимально четко передавать изображение. 

— Почему в качестве доминанты своего творчества вы выбрали женский образ, образ прекрасной воительницы? 

— В близкой мне по духу северной традиции, скандинавской системе мировосприятия, мы видим, сколь высокое положение занимает женщина. В нордической парадигме ценностей она воплощает стихию, природу, языческое начало. Являясь сильным воином, она, однако, сохраняет способность созидать, любить, быть нежной, хрупкой и соблазнительной. Когда я начинал заниматься творчеством, то не принимал какого-то целенаправленного решения о том, какой образ будет ведущим. Архетипический женский образ оказался притягателен на уровне подсознательных ощущений, можно сказать, на уровне инстинкта. Безусловно, героини моих картин — больше, чем просто красивое обнаженное тело. В облике этих валькирий раскрывается тема силы, готовности бороться и любить, идея сексуальности в самом широком смысле этого слова.  

— Почему вы помещаете своих героинь в настолько контрастные условия: фоном может служить и идиллический пейзаж, и разрушенная после апокалипсиса планета 

— Это связано с желанием показать многогранность женского образа, его глубину и переменчивость. Именно поэтому для своих лирических героинь я выбираю разные по времени и пространству ситуации. Это может быть идеальное прошлое, отсылающее к мифам и легендам, или ужасающее, постапокалиптическое будущее, в котором человеческое начало сражается с бездушным, механическим. 

— Вы работаете и с профессиональными моделями, и с клиентами, которые хотят заказать свой портрет? 

— Верно, существуют различные варианты сотрудничества — как творческие союзы, так и проекты на коммерческой основе. Оба эти направления для меня актуальны: первое — как пространство для креативного поиска, второе — как способ заработать. Конечно, самый удачный сценарий, когда в рамках одного проекта самовыражение сочетается с достойным гонораром. Отмечу, что мои работы есть в коллекциях известных людей, бизнесменов, политиков. 

— Цифровая живопись не единственная для вас сфера профессиональных интересов. Вы занимаетесь парапсихологией, эзотерикой, даете консультации. Расскажите, как эзотерика появилась в вашей жизни? 

— Я долго искал близкую себе философию и нашел отражение собственного «я» в нордической традиции. Мне импонирует, что она основана на природности, на законе стихии. В контексте языческой концепции побеждает сильнейший, она в чем-то созвучна ницшеанской идее сверхчеловека. Подчеркну, что я всегда был скептиком, гражданином, так сказать, атеистического склада. Однако со временем я убедился: на свете существуют некие иные силы, способные как помочь тебе, так и навредить. Я погрузился в мир древних писаний, научился делать расклады на рунах. Постепенно стал оказывать помощь людям, используя эзотерические знания, начал давать консультации. Рунические расклады помогают разобраться в области отношений, карьеры, перспективности тех или иных бизнес-проектов, инвестиций. К примеру, не так давно обанкротилась достаточно крупная финансовая пирамида — люди, которым я сказал об этом заранее, сохранили свои деньги.  

— Бизнесмены зачастую скептики. Как все-таки получается, что они приходят на подобные консультации? 

— Большинство людей действительно не доверяют эзотерическому знанию, однако, раз за разом убеждаясь в том, что предсказанное сбывается, они меняют свое мнение. Личный опыт переворачивает их представление о реальности. А дальше срабатывает принцип сарафанного радио: о моих консультациях рассказывают знакомым, близким. Так что клиентская база постоянно растет. Тем более что люди знают: я всегда работаю конфиденциально, идет ли речь об эзотерическом направлении или о творческом. 

— Эзотерическая деятельность является для вас продолжением творчества? 

— Для меня две эти сферы неразрывно связаны, все мое творчество преисполнено нордическим духом. Несмотря на то, что в картинах нет очевидной северной символики, сама атмосфера работ рождает непроизвольные ассоциации с нордической традицией: их сдержанная, зимняя палитра, игра холодного света, воинствующий, гордый облик героинь, общий аскетичный колорит. Знаете, есть в скандинавской мифологии девы-хранительницы, так вот, мои полотна тоже являются своего рода оберегами. И тот, кто становится хозяином картины, получает не только стильный арт-объект, но и талисман, обладающий мощной энергетикой.  

 

Контактный блок: 

www.igorvecher.com